Интервью с Аленой Гром

Cаша из ARTIФ поговорила с Алёной Гром, фотографкой из восточной Украины, которая работает на пересечении концептуальной фотографии и социального репортажа. Алена снимает о жизни на прифронтовых территориях, повседневной жизни в условиях войны,  а также об иммигрантах и беженцах в Украине.

Алёна, здравствуйте! Пожалуйста, расскажите нашим читателям о своих проектах и о том, что они значат для вас. 

Освоив визуальный язык концептуальной фотографии, я не могла не затронуть вопросы, которые касаются  непосредственно меня. Создавая проекты о войне, я рассказываю миру о проблемах моего родного региона, восточной Украины, где военные действия ведутся с 2014 года. Основное внимание уделяется простым людям, которые оказываются в трудных социальных и политических условиях. Мои фотографии — это попытка взглянуть на войну по-другому, избавиться от патетической патины оборонительной миссии или героической борьбы.

Как началась ваша творческая деятельность? Был ли какой-то переломный момент?

В апреле 2014 я  была вынуждена покинуть свой дом и родной город из-за военных событий на Донбассе. Училась в фотошколах, посещала многочисленные лекции и мастер-классы для фотографов, искусствоведов, культурных менеджеров и кураторов.  Через какое-то время начала работать с осмысленными и сложными темами, которые касались меня лично: Разрушенный войной регион Донбасса, иммигранты и беженцы появились в объективе моей камеры.

Что движет вас в творческой работе? Что мотивирует вас продолжать сейчас? 

Я побывала в разных районах «серой зоны» — общалась с разными людьми, наблюдала за их жизнью. Переключила внимание с себя на тех, кто оказался в гораздо худшем положении, — и это помогло мне выйти из состояния жертвы. Об этом “переходе” мне и хочется рассказать тем, кто смотрит мои фотографии.

Я позволяю людям, живущим на мирных территориях, услышать голоса и увидеть людей, оказавшихся в зоне военных действий. В своих работах я хочу оставить память об этой трагедии для будущих поколений. Потому что народ, который не помнит своей истории, совершает одни и те же ошибки, наступая на те же грабли. В то же время я использую фотографию как социальную и психологическую помощь для себя, своей семьи и своего общества.

Ваши проекты — не из легких как в восприятии, так и в исполнении. Как вы с этим справляетесь?

Вернувшись из Марьинки, со съемок проекта “Средства обучения”, в рамках которого снимала в первую очередь детей, я сразу начала сразу работать с интервью и фотографиями. В условиях войны я работаю в условиях ограниченного времени и сил, поэтому  концентрируюсь на главных вещах: выживании, безопасности, взаимодействии со средой и людьми… Уже позже, в спокойной обстановке, проявляются детали, которые в суете и напряжении  не замечаешь: у мальчика, который потерял маму, седая прядь волос; девочка что-то  рассказывает начинает заикаться и повторять одно и тоже слово; другой ребенок, сжав кулачки,  рассказывает как они с бабушкой прячутся за стенкой от бомбежки… Такие истории встречаются на каждом шагу.

Это был очень тяжелый материал. Во время работы над ним я постоянно впадала в какой-то ступор. Проект удалось завершить, но восстановление заняло достаточно длительное время.

Может ли творчество изменить мир? Если да, как ваше творчество меняет мир?

Искусство и культура  всегда занимались исследованием страданий. Проговаривая и актуализируя проблему, художник вытаскивает ее на поверхность давая возможность обществу сопереживать, проживать, сталкиваться с чем-то важным внутри самого себя. Художник – не врач, художник – боль.

Искусство может выполнять важную социальную функцию – изменять мир  и делать его лучше. Оно  дает возможность навести мосты, чтобы начать работать вместе над решением проблем человечества.

Что было ценным для вас в рамках проекта ARTIФ? Что бы вы изменили или улучшили?

Подавая заявку на проект ARTIФ, я хотела получить возможность показать украинскому обществу новый фотопроект “Школа выживания ” о детях живущих в условиях войны в Луганской области. 

Участие в проекте дало мне новый опыт работы в команде. Мне понравился формат взаимодействия: правозащитник-художник-фасилитатор. Это позволило мне услышать мнение других специалистов, посмотреть на свою работу с разных точек зрения. Для меня это был полезный опыт.