Интервью с Маричкой Юрчак

Поговорили с Маричкой Юрчак, молодой художницей и исследовательницей искусства из Тернополя, западная Украина. Во время карантина Маричка обратилась к социально острым темам, а в рамках второго воркшопа ARTIФ вместе с правозащитницей из Кыргызстана разработала концепцию перформанса, посвященного гендерному неравенству и роли женщины в кыргызстанском обществе.

Фото: Анна Золотнюк

Маричка, привет! Спасибо, что согласилась на интервью. Нас очень вдохновила концепция вашего проекта в рамках ARTIФ (прим.ред. перформанс, в котором на протяжении нескольких часов девушка в белой стилизированной под национальную кыргызскую одежде чистит гору гранатов, как метафора традиционного общества, построенного на патриархате, несущего ряд сложностей для женщин (зерна граната), которые скрыты под “кожурой неравенства”). 

Что привело тебя к работе с темой прав женщин? Считаешь ли ты себя фем-художницей или активисткой?

Я работаю в традиционных медиа (графика, живопись), но у меня множество идей для партисипативного искусства — тотальных инсталляций и перформансов, которых я еще никогда не реализовывала. И как раз ARTIФ для меня стал возможностью теоретически проработать эти идеи. Тема защиты прав женщин оказалась новой и для меня, и для моей партнерки — правозащитницы из Кыргызстана, Динары Ошурахуновой. Но это только одна из граней общественной жизни, разные аспекты которых я как раз изучаю в своих художественных практиках.

Как жизнь в Украине повлияла на твое творчество? Что в украинском контексте вдохновляет тебя, а что мешает развитию? 

О, это неисчерпаемой кладезь вдохновения! Не представляю, что бы я делала в какой-то другой стране — скажем, где-то в Канаде или Австралии, — где все чинно, мирно, ничего никогда не происходит.
Мир удивляет меня каждый день своей абсурдностью, и именно это мне хочется обыгрывать в работе. Впрочем я еще только в начале пути. Так как в Украине еще много неразвитых сфер, открывается очень много возможностей для развития. Это плюс. Моему развитию мешают только мои сомнения, недостаток смелости быть художницей.

Какие проблемы в своем родном городе (прим.ред. Тернополь) тебе хотелось бы поднять через творчество? О чем хотелось бы рассказать миру?

Мне кажется, проблемы нашего города можно обобщить одним словом — ограниченность.

Тернополь — красивый и уютный город. Но не для всех. К сожалению, инклюзия здесь отсутствует вообще. Преграды, ограничения для людей с инвалидностью, для родителей с детьми и туристов с чемоданами создаются на ровном месте.

Тернополь очень удачно расположен в центре различных транспортных путей, но он — на периферии культуры. Да, отсюда легко можно поехать во Львов или Киев за своей порцией современного искусства, но привезти ее в Тернополь удается немногим. Мешает ограниченность восприятия, пресловутый мещанский вкус.

И в третьих, наше общество, пытаясь обезопасить себя, идет по пути усиления контроля, а не укрепления доверия. Особенно остро этот вопрос зазвучал во время карантина. Тогда мое внимание зацепили камеры наблюдения: в Москве были случаи, когда людям приходили штрафы за нарушение режима самоизоляции — их выслеживали по камерам. 

А в нашем городе муниципальные власти предложили оборудовать ими транспорт. И это очередное вторжение в личное пространство, это ограничение индивидуальной свободы я воспринимаю довольно остро. Так появилась моя серия работ “Всевидящее око”. Другие темы тоже вскоре зазвучат.

Какой совет ты дала бы тем, кто стоит в начале своего творческого пути и размышляет какой вид искусства ей или ему стоит освоить? 

Хотя у меня за плечами художественная школа, это, все же, не профессиональное образование, поэтому я себя чувствую новичком в арт-среде. Я пробую себя в различных жанрах и техниках — иначе как найти свой художественный язык? Завидую тем авторам, которые уже имеют свою творческую манеру, но не расстраиваюсь. Ведь Энди Уорхол нашел стиль, который принес ему всемирную славу, деньги и признание только когда ему перевалило за сорок.
Я ищу свой путь через изучение истории искусств. И кто-то верно советовал тем, кто хочет работать в совриске, учится у старых мастеров.
Подытожу: не боятся и делать, учиться, пробовать все. Как раз для таких начинающих авторов (и прежде всего для себя самой) я создала телеграм-канал t.me/plumpartist , где публикую исключительно бесплатные возможности для художников и кое-что для вдохновения.

Откуда ты черпаешь вдохновение и что позволяет тебе понять, что ты на правильном пути?

Отовсюду — я все пропускаю сквозь себя. Темы я нахожу в окружающей действительности, идеи — благодаря глубокому изучению искусства. Мне нравиться путешествовать и проводить время на природе. Как писала Марина Абрамович в своем манифесте, “Художник должен проводить много времени, глядя на быстрые реки

Художник должен проводить много времени, глядя на линию горизонта, где океан встречается с небом

Художник должен проводить много времени, глядя на звезды в ночном небе”. Океана в Тернополе нету, но есть река и озеро в центре города!
Не обязательно, вдохновившись в горах, рисовать горы. Нужно это вдохновение использовать в своих целях. Но, как я уже упомянула, мне не хватает уверенности в творчестве, я не до конца раскрываю свои идеи, я боюсь быть непонятой. Преодолеть это помогает всесторонняя поддержка моей семьи и позитивные отклики на мои работы от друзей и незнакомцев. 

Как бы ты оценила свой опыт участия в вебинаре ARTIФ? Как вебинар повлиял на твою мотивацию работать с правозащитниками и какие пожелания ты бы оставила организаторам?

Дистанционный формат проведения — это еще одно раздражающее ограничение в творчестве, с которым мы все столкнулись. Но, тем не менее, я все же решила участвовать и очень рада получить новый опыт. Он позволил мне по-новому взглянуть на роль искусства в современном мире. Если раньше искусство исполняло эстетическую функцию, то сегодня совершенно искусство не должно быть красивым, чтобы быть искусством.
А что оно должно? 

Возможно, менять мир? Однозначно, теперь я буду пытаться продвигать проекты артивизма (арт-активизма, прим.ред.) в родном городе и, надеюсь, не только.